А поконкретней?
Иркутские безумства. Антология
Тарелка супа для Дяди Пети

Роман Днепровский

Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Пронзительные котики и осенние культурные сезоны

Александра ПОБЛИНКОВА, сама немного того   
27.09.2016

О вкусах спорить легко и приятно. А как еще коротать снобские вечера случившейся осени? Только и мериться статусом кво и тонкостью душевной организации.

А после выборов, когда темы для разговора на повышенных тонах в виртуальной плоскости внезапно закончились, а до лесных пожаров уже никому нет дела, только и остается, что устроить локальный эстетский джихад про Никаса Сафронова. Как и предполагают законы жанра, глэм-тусовка разбрасывала восторженные слюни. Мне вообще нравится их позитивный настрой: им все по душе, и бездарный «Млечный Путь», и пубертатная поэзия АхАстаховой, и Сафронов, и городской карнавал - стоит поучиться этой легкости бытия. Да и вообще, нормальная выставка так-то, никакой модной педофилии, котики, цветочки: не этим ли мы регулярно и радостно засоряем эфир фэйсбука?

Ну или вот АхАстахова, концерт прошлой недели, зал бился в экстазе: какая тонкость, какая ПРОНЗИТЕЛЬНОСТЬ, ДО МУРАШЕК. Ну не чудесно ли, сила рифмы, глубина образа? Хотя я, конечно, больше люблю Евгения Сою с его «у твоих инициалов это тысячи вокзалов», непременно пойду с 14-летними фанатками на его творческий вечер.

Давай оставим все, как есть:

На месте стул, и стол на месте,

Чтобы твоей хмельной невесте

Нашлось куда присесть!

 

Ах, к черту вас и приступ лести!

Уйти сейчас — такая честь!

Давай оставим все, как есть:

На месте я-

И ты на месте.

(с)

Интеллигенция не видела, но осуждает - нравы пали низко, в ХудМузей приехали котики. Возмутительно! Как низко пали нравы, что в столице показывают классную обнаженку, а мы должны котов смотреть. Должно было продолжать петицией в духе «вот при НН такого не было». При случае люблю напоминать, что Вырыпаева в драме не ставят, а я на своей памяти имею на той самой исторической сцене выступление балета тайских трансвеститов и - из недавнего прошлого - соревнования по какому-то бодифитнесу. Потому что стрингами сцену не посрамить, а артхаусом можно.

Третья волна довела до ручки иркутских художников: они начали разбирать категории прекрасного и набрасываться на противников сафроновских котиков. Одна только мудрая Яна Лисицина философски писала про булки с изюмом.

Думаю, так и рабочую неделю славно переживем. Тем временем в «Карамели» тихонько показали новый эротический триллер Верховена… И тишина…

Культурные сезоны в городе И мне нравятся не в пример больше политических, тут есть о чем покаламбурить и поговорить, тут есть простор для разворачивания священной войны. В Телеграмме мне даже попался целый пост о понимании совриска:

«Возможно, художник вообще ничего не пытается сказать. Будете вы с ним спорить или соглашаться – он останется в стороне, в состоянии возвышенного нейтралитета, а вас ждёт фрустрация. В этом случае полезно обратиться к эссе Сьюзан Сонтаг «О стиле», в котором она, в частности, затрагивает проблему соотношения эстетики и этики. Она отмечает, что для Западной культуры характерно их отождествление, а также отношение к произведению искусства как к высказыванию, которое мы можем оценить с точки зрения этики – то есть согласиться или не согласиться, одобрить или осудить. Происходит это потому, что этика представляется неким набором готовых решений, предписаний и табу. В том случае, если произведение искусства не соответствует нормативу, оно может быть сочтено подрывающим нравственность».

Так вот, намедни в споре о массовой культуре крепко досталось и упомянутому Никаса Сафронову и - на мой взгляд, совершенно незаслуженно - ранним работам Михалкова. «Кругом одна посредственность, среди нее вообще не трудно быть гением, это все полный отстой», - разбирал грани безысходности и мещанства в культуре современной России мой визави.

И хорошо, что дебри словоблудия не довели нас до современного русского кино, потому что можно было и до рукоприкладства дойти, люблю я крепко современное артхаусное русское кино, хоть на костре жгите. По большому счету, наверное, в филистерстве нет ничего плохого, если оно делает человека более счастливым. Даже самый попсовый Сталинград, стихи гламурного интересного поэта про любовь-свекровь и картина с котиком дают душе больше, чем новости первого канала.

Потому что, в общем и целым правы иркутские художники, не стоит относиться к искусству слишком строго. Если оно заставляет кого-то прочувствовать что-то (пусть даже это идиотическое чувство ПРОНЗИТЕЛЬНОСТИ) - это уже хорошо. В принципе тот факт, что люди еще способны чувствовать. Может, автор (если он не кривит душой) и в самом деле ничего не хотел сказать, он просто рисовал котика, чтобы потом показать его за деньги. И это, по большому счету, вполне честная сделка, лучше, чем бесплатный сыр.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске