А поконкретней?
Иркутские безумства. Антология
Тарелка супа для Дяди Пети

Роман Днепровский

Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Яблочный пирог против. Про мизогинию, эмансипацию, феминизм

Александра ПОБЛИНКОВА, сама немного того   
21.03.2016

Пару дней назад один знакомый поздравил меня с двухлетием “крымнаша”. В итоге все - как это бывает - дошло до навешивания ярлыков ватник-либераст. В подобных спорах я до этого времени ни оказывалась ни разу, и была сильно обескуражена. Тебя, говорит, величие страны не заботит.

И вправду, у меня в голове есть много куда более серьезных вопросов и опасений. Например, я боюсь эмансипации и переживаю за феминизм. Мы ведь живем в эпоху ужасных, до безумия диких крайностей.

Иногда я выбираю себе книги путем хаотичных прогулок по списку нобелевских лауреатов в Википедии. Тыкаю пальцем в имя, которое мне нравится, и начинаю читать. Так ко мне попала “Золотая тетрадь” Дорис Лессинг. И после этого я серьезно задумалась о роли женщины в нашем мире.

Про книгу: довольно обстоятельная история феминисток 60-х годов, для своего времени чрезмерно эксцентричная и для наших времен грустно-прозаичная. Женщины и политика, женщины-любовницы, женщины и право на самоутверждение. И знаете, какие отличия у Англии 60-х от России -надцатых? Никаких. Да и во всем остальном мире по сути ничего не изменилось. Лессинг читается как роман-психотерапия, так, по сути, она и задумана. Дочитав последний процент электронной книги я загрустила. Женщины к тридцати годам, если на завели детей и мужей, начинают слегка трогаться умом. У всех по-разному, это, как правило, безобидное одинокое сумасшествие, помноженное на беззащитность и комплексы. Ничего веселого - вы видите сотни таких каждый день, у них красивые инстаграмы, они отлично выглядят, по ним и не скажешь.

И если в свое время книга Дорис Лессин была гимном феминизму, то я задумалась о совершенно другом разрезе. Господи, останови феминизм! Точнее мне даже кажется, что феминизм уже остановился. Только мужчины продолжают на нем “отсыпаться” в фэйсбуке. Борьба за право быть “сильной и независимой”, за равенство и братство привела нас в какую-то ужасную точку невозврата, в которой мужчины считают нормой оскорблять знакомых и малознакомых женщин в социальных сетях, называть их тварями, блядями и мразями, опускаться до истерик в спорах и до хамства. В общем вести себя недостойно.

Я каждый раз говорю людям, что не может быть нормой и что это недопустимо. На меня смотрят как на блаженную. Ишь, чего удумала, это интернет, тут это нормально, так же как 80-м автобусе в час пик. Ну если человек, скажем, идиот, как ему про это не сказать, даже если он - женщина?

У всех должно быть равное право получить свою порцию оскорблений в сети. На это смотрят снисходительно - в такое время живем. Мне кажется, что это все.

На прошлой неделе узнала о существовании такого явления как мизогиния (http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life-opinion/213355-internalized-misogyny). Автор настолько удачно суммировал мои мысли, что лучше, кажется, и не скажешь. Да, я сама из тех, кто называет женщин бабами и тетками, считает, что им лучше никогда не водить машину и все такое прочее. Стоп, а почему я это делаю? Психотерапевт (ничего удивительного - время от времени случается у всех людей) предположил, что это зависть к чужой женственности. И, пожалуй, я больше так не буду.

Есть вторая сторона медали - феминизм. Есть у меня несколько знакомых, которые так яростно отстаивают права женщин и используют при этом такой непонятный набор слов, что хочется разве что пойти на кухню стряпать яблочные пироги и никуда оттуда не выходить. Все это война точно не за мои права быть женщиной, а какая-то борьба с ветряными мельницами. Но ведь и капитуляция не выход, да?

Чего ты хочешь, Поблинкова, спросите вы? Да вообще-то не так много, можете даже не упразднять поборы за капитальный ремонт многоквартирных домов и не легализовывать однополые браки. Я хочу перестать видеть в интернете жестокое отношение к женщинам, я не хочу больше читать, как мужчины унижают и оскорбляют моих “коллег по половому признаку”. Мне за них - мужчин - катастрофически стыдно. И я очень хочу, чтобы это кончилось и чтобы в женщине перестали видеть равного мужика. Даже если она может потушить пару изб с конями. Пусть это будет, даже если это будет стоить трех тысяч яблочных пирогов.

 

Буратино на приёме: — Доктор, что-то мне нехорошо! — На что жалуетесь? —  Сердцевина ноет! *** В кафе "Elefant" вошел Штирлиц. "Это Штирлиц, сейчас будет драка,"- сказал один из посетителей. Штирлиц...

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске