А поконкретней?
ПРОСТО ХИХИКС
2017-11-19-04-51-18
ХОРОШИЕ НОВОСТИ
Только хорошие новости: встреча с манулом, сюрприз от «Доктора Джаза» и спасение на тонком льду

Знаете, вот есть такая вещь в природе, как бунт вещей. Особенно примечательно, когда бунтовать начинает, скажем, домашняя техника. В один день ты утром подходишь к стиральной машинке, нажимаешь знакомую комбинацию, а она никак не реагирует. Вода не наливается, дверь не блокируется, не происходит ни-че-го. В панике выдергиваешь розетку, включаешь снова – тщетно. Затем над некоторыми кнопками начинают загадочно мерцать лампочки. Ты даже находишь в интернете, что это за поломка такая и с умным видом звонишь в бюро ремонта, рассказывая о своей беде. Мастер выслушивает и обещает явиться завтра в полдень, настраивая на то, что ремонт, скорее всего, обойдется в немаленькую сумму. И вот наступает вечер, с работы приходит муж. Я предлагаю дорогому супругу попробовать поговорить с машинкой самому, дескать, она же женского пола, может тебя послушает. И глава семейства, вздохнув, проделывает те же действия, что и я несколькими часами ранее. И что вы думаете? Машинка его слушается! И начинает исправно набирать воду и крутить барабан. И вот это, скажите, как называется? Улыбнулись? А теперь – к хорошим новостям!

Феномен «глобальной деревни»: что эксперты думают о современных соцсетях?

Дмитрий Глебов, rosbalt.ru   
06.09.2019

Феномен «глобальной деревни»: что эксперты думают о современных соцсетях?

Если попытаться посмотреть на привычные смартфоны и соцсети глазами человека из 1980-х, они приобретут черты фантастического вымысла. Здесь и супермощные компьютеры, которые могут поместиться в кармане, и общение, не признающее границ и континентов. В социальных сетях медийные персоны и могущественные политики существуют наравне с простыми смертными. Блогеры превращаются во властителей дум и все больше теснят признанных лидеров мнений. У каждого пользователя соцсетей появился шанс на собственные пятнадцать минут славы.

Иначе обстоят дела у тех, кто по каким-либо причинам не пользуется благами информационной революции — их будто бы и нет. Вернее, они существуют, но наполовину, как призраки, в мире, где привычная офлайн-реальность слилась с ее онлайн-проекцией.

О том, во что превратились соцсети в современном мире — в новое связующее звено или очередную разделительную линию, — поспорили участники дебатов, состоявшихся в пресс-центре «Росбалта».

Заведующая кафедрой социальных технологий СЗИУ РАНХиГС Инна Ветренко была склонна более оптимистично смотреть на ситуацию. По ее мнению, соцсети стали настолько многогранными, что отвечают запросам любой целевой аудитории.

«Главный потенциал соцсетей — коммуникативный. Мы способны общаться с людьми, находящимися в разных точках Земли. Можем не только найти тех, кого давно потеряли, но и наладить новые отношения. В последние годы сильно увеличилось количество браков, заключенных после знакомства в соцсетях. Раньше это могло шокировать, а сегодня стало нормой жизни. Более того, выросло поколение Z, для которого сети являются почти равноценным институтом социализации наряду с школой, семьей и друзьями», — отмечает эксперт.

Ветренко считает, что именно благодаря соцсетям мы можем избежать многих личных ошибок, так как делимся в них своим опытом, как горьким, так и позитивным, передаем навыки и умения, расширяем кругозор.

«Социальные сети создают огромные возможности в образовательном пространстве. Буквально десять лет назад, когда студенты обращались к источникам в интернете, мы говорили — зачем вы пользуетесь этой помойкой? Сегодня с помощью социальных сетей мы сами передаем их. И я не знаю ни одного политтехнолога, который не использует инструмент соцсетей. Это значило бы уйти сразу от нескольких половозрастных категорий», — рассказывает она.

В то же время культуролог, доцент Шанинки, исследователь цифровой среды Оксана Мороз обратила внимание на разделительную роль социальных сетей. Так, она отметила, что несмотря позитивный рост количества пользователей интернета, доступ к нему имеют далеко не все люди в мире.

«На практике это означает, что для исследователей, которые наблюдают за интернет-пользователями и теми инструментами, что присутствуют в глобальной сети, велик соблазн формирования новых концепций „цифровых бедных“ или „цифровых богатых“. И они появляются с завидной регулярностью, а некоторые из них просачиваются в массовую прессу», — поясняет эксперт.

При этом, отмечает она, параллельно существуют два противоречащих друг другу подхода к понятию цифровое неравенство. В первом из них «новыми бедными» считают людей, не имеющих доступа к ресурсам глобальной сети. Однако согласно второму подходу «новыми богатыми» являются те, кто имеет возможность пользоваться максимальным количеством офлайн-практик — например, приехать учиться в престижный университет вместо того, чтобы пользоваться его сетевыми курсами. Именно поэтому, уверена Мороз, интернет создает новые условия для разъединения даже на концептуальном уровне.

«Если посмотреть на соцсети, мы увидим, что их множество и они обнимают огромную аудиторию. Однако существует большое количество сервисов и пространств, которые мало знакомы самым разным группам людей. Это означает, что их пользователи остаются некой социальной Terra incognita. Вы не понимаете, чем они живут, какими символическими языками пользуются, над чем смеются. Исходя из того, что мы привыкаем оценивать людей из своего опыта, этих людей мы не замечаем», — отмечает она.

Также Мороз подчеркнула, что большое количество исследователей, в том числе социологов, сейчас обсуждает вопросы этики искусственного интеллекта и самообучающихся систем. Они говорят, что те алгоритмы, с помощью которых нам предлагают рекомендации в друзья и подбирают новостные ленты в социальных сетях, очень часто работают с так называемым «смещением».

«Такое „смещение“ предполагает, что некоторые паттерны, которые могут быть связаны с дискриминационными основаниями, распространяются легче, быстрее и хуже зарегулированы. В переводе на человеческий язык это означает, что алгоритмы легче учатся быть расистами, сексистами и гомофобами, чем кем-то другим. Например, одно из исследований показало, что программное обеспечение для распознавания лиц узнает белых мужчин в 99% случаев. Если на фото чернокожая женщина, то ее узнают лишь в 35% случаев. А всех чернокожих мужчин еще совсем недавно механизм распознавания лиц Google считал гориллами. Понятно, что техника совершенствуется и люди ее настраивают, но это не отменяет того, что алгоритмы с точки зрения человеческого общества можно считать расистскими», — рассказывает эксперт.

Другая проблема заключается в том, что людям сложно говорить с теми, кто не разделяет их точку зрения. Из-за этого возникает такое явление как «хейтспич» — публичное высказывание, выражающее ненависть или вражду.

«Но разделение — это не повод для алармизма. Когда мы отмечаем, что интернет и отдельные его инструменты плохо нас объединяют, это говорит лишь о том, что мы можем разойтись по меньшим группам, которые могут настроить инструменты частного характера для самих себя», — успокаивает Мороз.

Между тем научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Петербурге Дмитрий Травин отмечает, что несмотря на все противоречия единственное что остается - только приспосабливаться к плодам информационного прорыва. Тем более что технологическая революция, которую мы сейчас переживаем, не первая в истории человечества, и у всех подобных встрясок есть нечто общее — никто не может повернуть их обратно.

Конфликтов в социальной сети, по мнению эксперта, в любом случае избежать не удастся:

«Еще в шестидесятые годы на фоне появления телевидения канадский культуролог Маршалл Маклюэн сформулировал тезис о возникновении так называемой „глобальной деревни“. Это был гениальный, но немного неточный тезис. Потому что до появления социальных сетей речь шла не о деревне, а об однонаправленном движении — я смотрю в „ящик“, и он мне что-то говорит. А вот с появлением соцсетей мы оказались в этой „глобальной деревне“. Что такое общение в обычной деревне, когда мужики, отработав двенадцать часов в полях, сели распить бутылку водки? Наверняка кто-то кому-то даст по морде или по крайней мере обхамит. Вот теперь такой стиль разговора дошел до нас в „глобальной деревне“ через сеть».

В связи с этим научный сотрудник Центра исследований экономической культуры СПбГУ Алина Яшина уверена, что сегодня огромное значение приобретает медиаграмотность. Ведь взрослые и дети, попадая в мир технологий, не всегда понимают, как он устроен. При этом сама Яшина не считает, что офлайн- и онлайн-реальность необходимо разделять:

«Вся моя профессиональная жизнь связана с пребыванием в этих двух мирах, которые стали едиными. Очень часто я нахожу контакты через соцсети, а потом уже переношу их в реальную жизнь и создаю физические офлайн проекты. Поэтому, мне кажется, что нужно говорить о целесообразности того мира, который мы строим, и о том, каким мы хотим его видеть».

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске