А поконкретней?
Иркутские безумства. Антология
Тарелка супа для Дяди Пети

Роман Днепровский

Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Какая музыка вштыривает режиссера Юрия Дорохина

Игорь Алексич, секретный агент   
29.04.2018

Какая музыка вштыривает режиссера Юрия Дорохина

Самый, пожалуй, известный иркутский кинорежиссер, руководитель студии «REC production» Юрий Дорохин в музыкальном плане – человек очень придирчивый и разборчивый.

1.

Мое меломанство началось с того, что в старших классах школы мама купила мне катушечный магнитофон «Астра» с двумя скоростями протяжки пленки: 4,76 и 9,53 сантиметров в секунду. Однако самые качественные записи в то время были рассчитаны на более высокую скорость – 19 сантиметров в секунду. И, чтобы слушать их на моем магнитофоне, приходилось наматывать на валик изоленту – таким образом скорость протяжки увеличивалась. Чтобы она была равна 19 сантиметров в секунду, приходилось подбирать слой обмотки методом научного тыка - но со временем изолента спрессовывалась, и все начиналось сначала…

Я был всеяден. Крутил «Машину времени» и «Воскресенье» - в те годы это слушали все. Кроме того, молодым людям ведь нужно и под что-то танцевать: мы, например, танцевали под ABBA и Boney M. Под них проходили дискотеки нашего класса, куда я таскал свой магнитофон. Под эти же заводные команды мы танцевали и в конюшне иркутского ипподрома, где я занимался конным спортом. После окончания воскресного скакового дня, когда все лошади уже были напоены и накормлены, мы покупали немного «Агдама», запирали конюшню, в центре ее выставляли магнитофон и, как сейчас говорят, отжигали вовсю.

Слушали мы, конечно, и музыку потяжелее: «Led Zeppelin», «Deep Purple», «Pink Floyd». Помню, как меня потряс альбом «Стена» («The Wall»). Начать с того, что это были первые по-настоящему качественные записи, которые я услышал – плюс различные шумовые эффекты, которые очень активно использовали «Pink Floyd». А еще эту музыку можно было слушать в наушниках с закрытыми глазами и визуализировать то, что ты слышишь! В общем, довольно кинематографичная была команда, если можно так сказать. Ну, а когда вышел паркеровский фильм «Pink Floyd: The Wall», основанный на этом альбоме, – он меня просто размазал!

2.

Вернувшись из армии, я поступил в ИГУ на отделение журналистики. Там я начал интенсивно заниматься фотографией, и стал лаборантом на кафедре. Примерно в то же время в Доме культуры «Речники» начали проходить первые концерты иркутского рок-клуба. И я, не будучи музыкантов, тем не менее, был членом его худсовета и президиума! Это была интересная пора, от которой у меня осталось много фотографий: там и «Млечный путь», и «Европа», и «Хижина мельника», и другие наши команды. И, конечно же, «Принцип неопределенности».

К Вадику Мазитову я часто приезжал на репетиции, мы выпивали, общались. И от знакомства с Мазитовым у меня остались не только фотографии, но и видео. Это и самый первый мой клип, частично снятый на обычную бытовую камеру и частично – на кинопленку. Сейчас и забавно, и приятно вспоминать, как все это делалось. Помню, например, как мы с Андреем Закаблуковским работали над кадрами с глазами на фоне проплывающего пейзажа: сначала мы отсняли актера, потом в темноте отмотали пленку назад, после чего сели в поезд и на нее же сняли пейзаж за окном. Этот клип мало кто видел – в отличие другого, который мы сделали на песню «Долина тысячи дождей». Но самому мне гораздо ближе «Гильотина» и «Имена наших дней» - и своей музыкой, и очень глубокими текстами. Кстати, «Имена наших дней» звучит в ролике, который я сделал после ухода Вадика.

3.

В те же годы, когда я учился в университете, мне в руки попала кассета, привезенная из Свердловска – нынешнего Екатеринбурга. На ней оказались записи группы с интересным и необычным названием – «Nautilus Pompilius». Тогда на меня этот альбом произвел очень сильное впечатление, во-первых, от того, каким образом ВОТ ЭТО можно петь в Советском Союзе – и тебя при этом не садят в тюрьму! А во-вторых, меня просто сразила глубина их текстов. Кстати, именно поэтому у меня не вызывает особого интереса творчество Бутусова после расставания с Кормильцевым.

Юрий Дорохин режиссер иркутск

4.

Так получилось, что несколько лет я не слушал вообще ничего. А когда вернулся к музыке снова – это оказалась совсем другая музыка. И в этом, если вдуматься, нет абсолютно ничего удивительного. Хотя некоторые люди моего возраста до сих пор слушают команды времен своей молодости, лично я этого не очень понимаю: человек со временем меняется, а значит, меняются и его вкусы. Диск с Led Zeppelin в моей машине не затерт до дыр. Зато настоящим открытием для меня стал Терри Калье. Его я впервые услышал, когда он выступал в качестве приглашенного вокалиста в группе «Massive Attack» (хотя команда и имеет постоянный состав, но для записи некоторых альбомов они приглашают сторонних вокалистов и сессионных музыкантов, среди которых были и звезда рэгги Хорас Энди, и Шинейд О'Коннор). Но, как меня убедило более плотное знакомство с творчеством Терри Калье, он и сам по себе – звезда первой величины, просто мировая слава отчего-то обошла его стороной. Его я слушаю уже несколько лет: в моей машине живут два диска, которые мне до сих пор так и не надоели.

5.

С творчеством Горана Бреговича я познакомился, увидев фильм Эмира Кустурицы «Аризонская мечта». Это фильм, который я пересматривал несколько раз – хотя вообще я редко смотрю кино по второму, а тем более, по третьему разу. Впрочем, звучавшую там композицию «In The Death Car» я слышал и раньше, в исполнении Игги Попа, но не догадывался, кто ее автор – об этом я узнал из титров фильма. Сразу после этого я купил диск с саунд-треком к нему, а потом начал слушать музыку Бреговича. Слушал ее и вживую: сначала на концерте в Москве, а затем в Иркутске, - и оба раза впечатление было сильнейшим! На моей памяти в иркутском Дворце спорта «Труд» по-настоящему хорошо звучали всего два коллектива: Цезарии Эворы и Горана Бреговича.

6.

Еще одним большим открытием для меня стал последний альбом «Oxxxymiron». Хотя я никогда не был поклонником рэпа, но часть окружающих меня людей моложе меня, и они периодически подкидывают мне то, что слушают сами. Так вот, одна из моих знакомых сейчас пишет диссертацию, тема которой звучит так: «Молодежная субкультура: рэп-баттл в оптике масс-медиа». И творчество «Oxxxymiron» является частью материала для этой работы. Признаюсь, первый раз я слушал эту музыку с подозрением и даже с некоторым раздражением: сначала мне казалось, что все это – полная хрень. Однако оказалось, что я ошибался. В общем, ему 36 лет, он закончил Оксфорд, филолог. Очень, очень интересные тексты.

7.

На моем телефоне стоит программа Shazam. Благодаря этой программе последний месяц активно слушаю Эми Вайнхауз (Amy Winehouse). Очень интересная еврейская девушка из Америки: богатая музыка, богатый голос и огромная харизма. Жаль только, что прожила недолго: в 27 лет сгорела от наркотиков. Не выдержала свалившейся на нее славы… О ней есть интересный документальный фильм– так вот, даже он, вторичный по сути, получил Оскара! Согласись, что это – показатель.

8.

Скоро в прокат должен выйти американский фильм о годах после Второй мировой войны – если честно, я даже не помню его названия. Суть в том, что недавно мне попался его трейлер, и, услышав саунд-трек, я тут же нашел его по Shazam. Оказалось, что это группа под названием «Gold Brother», а драйва у них ничуть не меньше, чем у тех же «Deep Purple» - хотя они и совсем, совсем другие.

9.

Помнишь клип Шинейд О'Коннор «Nothing compares to you»? Более чем на девяносто процентов он состоит из лица этой певицы, показанного крупным планом. И больше, в общем-то, ничего и не надо – там есть и содержание, и харизма, и энергетика. Нечто похожее представляет собой и клип «Mockingbird» от «Saint Chameleon» – за их вокалистом столь же интересно наблюдать, как и за Шинейд О'Коннор.

10.

Что я могу сказать о группе «The Tiger Lillies»? Все просто – меня вштыривает их музыка!

иркутский кинорежиссер Юрий Дорохин

История рок-музыки - 50 лет назад

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске