А поконкретней?
ХОРОШИЕ НОВОСТИ
Только хорошие новости: плюсик в карму за спасение нерпы, рождённые в новогоднюю ночь и хорошеющий Иркутск

На днях дома случился погром. Одним вечером, когда идиллия лениво разливалась по комнатам квартиры, случилось это. Внезапный оглушительный грохот и треск, который явно не предвещал ничего хорошо. Несколькими минутами ранее на кухню зашёл супруг, держащий на руках ребёнка. Он решил показать малышу фигурку, стоящую на полке над варочной поверхностью. Большой снежный шар из Флоренции, внутри которого собор Санта-Мария-дель-Фьоре. И тут икеевские крепления решили показать, чего они действительно стоят. Полка рухнула на плиту, следом за ней полетел и шар, и пара жестяных банок, и ваза с хлопком. При этом ребёнок не издал ни звука, а из уст супруга попытался вырваться короткий, но ёмкий кусок ненормативной лексики. Более того, ребёнка вообще не смутило всё происходящее, когда он должен был бы, как минимум, испугаться. Остались целы и шар, и ваза, и всё остальное. Не выдержала такого напора только плита. Сбоку красовался десяток трещин, сложившихся в сложный геометрический узор. Конечно, обидно. Как говорится, незапланированные траты. Но главное ведь в том, что все целы и в шару над знаменитым итальянским собором снова падает снег. А теперь перейдём к подборке добрых вестей из нашего славного города.

Не мыслите себя без гаджета? А вдруг это уже номофобия?

Беседовал Владимир Воскресенский, rosbalt.ru   
10.12.2018

Разрушающе влияет на здоровье только неконтролируемое «общение» с миром через смартфон, утверждает психотерапевт Анастасия Карачевцева.

Смартфоны облегчают нам жизнь. Но у этой пользы есть и оборотная сторона: болезнь под названием «номофобия» (от английского «no mobile-phone phobia» — фобия отсутствия мобильного телефона). Человек, который ей подвержен, боится расстаться со своим смартфоном даже на минуту. А его потеря, временное отсутствие или невозможность подзарядить подчас вызывают у владельца неадекватно бурную реакцию: нервное и тревожное состояние, готовность впасть в истерику, панические атаки, душевные и даже физические муки. Поводом для этого становится все, что так или иначе связано с прекращением функционирования гаджета: садится батарея, нет доступа к розетке, отсутствует связь или заканчиваются деньги на счету, украли смартфон, нет зоны покрытия сети и т. д.

Номофобы, по каким-то причинам лишенные возможности пользоваться своим телефоном, ощущают себя оторванными от жизни, несчастными, думают, что они выпали из жизни и никому не нужны. А чтобы избежать этого, на всякий случай носят с собой два телефона, буквально не выпускают смартфон из рук, никогда не выключают его, при любом удобном случае заряжают «под завязку», постоянно проверяют, берут с собой даже в ванную или в туалет. А если кто-то вдруг возьмет их любимца в руки, испытывают раздражение и страх.

Считается, что номофобия — психическое расстройство, от которого нет лекарств. Однако так ли это на самом деле? Быть может, зависимость от смартфона не так уж страшна?

На эти и другие вопросы ответила психолог-консультант, психотерапевт Анастасия Карачевцева.

- Анастасия, почему зависимость людей от смартфонов настолько сильна? Что в них такого?

— Смартфоны — это удобно. И даже очень. Они настолько упростили нашу жизнь, что без них мы зачастую чувствуем себя как без рук. С этим не поспоришь. Не надо стоять очереди в банке, в поликлинике или в кассе за билетом, таскать с собой книги, ходить по магазинам и выбирать товары. А общение в соцсетях, связь с близкими? Плюс видео, музыка, игры, приложения, а по большому счету — все знания мира. Получается, что я могу очень многие свои потребности удовлетворить с помощью смартфона. Главное, чтобы он был заряжен, при мне и в сети. Это как очки, например: если я забыла их дома, то понимаю, что качество моей жизни на сегодняшний день значительно ухудшится. Поэтому буду нервничать, раздражаться, вернусь домой с полпути. Но сказать, что я зависима от очков, нельзя — поскольку это моя рациональная потребность в зрении. Так же как и потребность в смартфоне — своем удобстве на работе и в жизни.

Однако нужно разделять рациональное и нерациональное, точнее, иррациональное его использование. Мы отказываемся от бумажных карт и книг, газет и журналов, городских телефонов, радио и телевизоров, потому что заменяем все это одним-единственным устройством. И тогда оно получает над нами неограниченную власть.

— Где тут проходит грань между нормой и зависимостью?

— В осознанности. Если я точно знаю, зачем сейчас открываю смартфон, что хочу сделать в нем — это одно. Проверить почту? Вызвать такси? Оформить заказ? Посмотреть фильм? Тогда — все нормально. А если начинаю нервно дергаться и волноваться по поводу того, кто мне сегодня звонит или пишет, кто лайкает и комментит мои посты в соцсетях, — это повод задуматься.

Отдых может быть конструктивным и деструктивным. Когда люди «отдыхают», листая «Инстаграм» или «Фейсбук», то впадают в легкий транс, находятся как бы в полудреме, просеивая через себя всю информацию подряд — и нужную, и ненужную. Она плохо усваивается, как плохая или лишняя пища. Зачастую люди не могут вспомнить, что именно они недавно читали в сети, на какое фото ставили лайк. Их «общение» со смартфоном превращается в автоматические действия, которые разрушающе влияют на психику. Нам кажется, что мы можем принять любую удобную позу и расслабиться, но на самом деле в этот момент не отдыхаем — в голове идет фоновый поток информации, который заставляет нас потом чувствовать себя уставшими.

Этот процесс засасывает. Трансовое состояние легкого измененного сознания вызывает эмоциональную зависимость от смартфона. Он нас порабощает, как домашний тиран.

— Медики отмечают, что непредвиденная разлука со смартфоном может вызвать у его владельца реальные физические страдания: усиленное сердцебиение и головокружения, недостаток кислорода, тошноту, потливость, тремор, боль в груди и суставах — короче говоря, все «прелести», присущие посттравматическому нервному расстройству. К этому подключаются стресс, нервозность, снижение самооценки и отклонения в психике. Доходит до галлюцинаций: люди слышат несуществующие звонки и чувствуют воображаемую вибрацию — появляется мания звонка. Если вдруг выяснится, что смартфон остался дома, разрядился или недоступен по другой причине, может начаться настоящая паника. Почему до этого доходит?

— Все зависимости имеют один корень — неумение или отсутствие стремления адаптироваться к окружающей среде. Если мы не замечаем, что ушли в свой смартфон с головой, ищем и находим в нем способ бегства от реальности, то соответственно реагирует и наше тело. Излишняя погруженность в гаджет отзывается в нем психосоматическими ломками и болезнями. Это более тяжелая стадия зависимости — когда человек не отследил ее и не принял вовремя мер. Тело говорит нам: «Обрати на меня внимание. У тебя есть проблема. Если ты не хочешь себя слушать, то, пожалуйста, испытай боль, чтобы в этом разобраться».

— Многие считают смартфон своим вторым «я» и соответственно к нему относятся. Для них гаджет — продолжение руки, неотъемлемая часть самого себя, своего рода цифровое продолжение. Отключение его равносильно потере части тела. Но, может быть, человеку всегда не хватало такого двойника? Что если гаджеты таким, пусть суррогатным, образом решают для нас проблему одиночества, востребованности, удовлетворяют наше стремление быть нужным и избавляют от страха остаться наедине с собой? А значит, такой зависимости не надо бояться?

— Бояться надо, потому что зависимость — это то, что руководит нашими эмоциями и поведением. Номофобия — иррациональный страх с такими же иррациональными реакциями. Одно дело — просто бояться потерять телефон, потому что он дорого стоит, долго восстанавливать адресную книгу и т. д. Совсем другое — падать из-за этого в обморок, покрываться потом, биться в судорогах.

Да, смартфоны не раз спасали жизни — с их помощью можно ориентироваться в незнакомой местности, вызвать помощь, снять видео и мгновенно огласить какую-то проблему. Смартфон придает человеку ощущение собственной важности: он как бы встроен в виртуальный, а значит, и в реальный мир, с ним человек не одинок, а следовательно, в безопасности. Потеря этой связи считывается нашей психикой как страх смерти. Владелец гаджета неосознанно думает: «Если я потеряю этот источник безопасности, я умру». Как маленький ребенок, которого мама оставила надолго плакать. У младенцев нет вопроса времени, есть только «здесь и сейчас»: мама ушла, бросила, значит, мир рушится… Когда это базовое свойство психики сужается до одного устройства, естественно, оно становится сверхважным.

Смартфоны полезны, но, с другой стороны, потеря их не означает смерти. И здесь нужно проводить четкую грань. Надо сказать себе: если я лишусь смартфона, качество моей жизни может поменяться, планы могут перестроиться, но сама жизнь из-за этого не будет в опасности.

— Почему вы этот страх называете иррациональным? Ведь причина его понятна и вещественна: отсутствие смартфона. Это не страх темноты, высоты, пауков, леших и т.д.

— Потому что речь идет о страхе одиночества. Когда смартфонов не было, люди точно так же испытывали его и боролись с ним — другими способами. Старшее поколение успело пожить без мобильных телефонов и смартфонов и умеет адаптироваться, удовлетворять свои потребности без них. Оно знает, как своими ногами дойти до Сбербанка, держит в голове карту города и метро. Оно найдет, чем заняться. Однако уже выросло целое поколение детей, которых опекали с помощью гаджетов. Смартфон во многом заменил им социальную жизнь и окружающую реальность, потому что в нем реальность интереснее, веселее и контролируется, можно там себе выбрать, что смотреть, какие новости читать, в какое приложение залезть…

— Для кого-то смартфон — это возможность отойти от привычных способов общения, преодолеть барьер, который сдерживает проявление негативных черт человека в личном контакте. Когда говоришь глаза в глаза, порой труднее сказать «нет», разорвать отношения и уйти, сказать грубость, нахамить, вообще — обойтись с собеседником без церемоний. В общении по смс или в чате природная стеснительность отступает.

— Способы, которые позволяют облегчить преподнесение тяжелой информации собеседнику, были и прежде. Люди, если не хотели общаться лично, писали друг другу письма. В этом смысле смартфон для социофобов — благо, способ, который человек находит для адаптации к окружающей действительности. С другой стороны, если у него отсутствует навык контакта с реальным миром, — это уже проблема. У человека отмирает необходимость учиться общаться с людьми лично. Живое общение — это язык жестов, мимика лица, положение тела. Многие думают, что они, умея формулировать мысли в смартфоне и ставить правильные эмодзи в конце сообщения, уже тем самым интегрированы в общество. А потом, в реальном общении зачастую начинают хвататься за голову и снова заныривать в виртуальный мир.

В отсутствие настоящего человеческого тепла смартфон становится эмоционально важным, «одушевленным» предметом. Поэтому дети наделяют свои гаджеты человеческими качествами, которыми может обладать разве что только мама…

— Говорят, что смартфоны вызывают рассеянность внимания. Насколько это серьезно?

— Это защитная реакция мозга. И здесь не нужно демонизировать смартфон. Нужно разобраться: что же такого происходит в жизни человека, если она настолько для него непривлекательна? Для некоторых людей реальность настолько невыносима, что хочется из нее куда-то выпрыгнуть и создать себе параллельный мир, более интересный. Ко мне на прием приходят клиенты, которые не зависят от смартфона, но страдают рассеянностью внимания и периодически вылетают в какой-то «астрал», а потом не помнят, что с ними было в последние несколько часов. В их жизни, видимо, происходит столько всего неприятного, что не очень хочется на ней концентрироваться. Для ухода от этого они нашли себе такую виртуальную дверь. Ты вроде бы ничего не меняешь, но не так переживаешь по поводу окружающего.

Хотя этот синдром, конечно, опасен, потому что излишняя рассеянность — потенциальная угроза для жизни.

— Некоторые считают, что, имея смартфон, можно не иметь друзей, близких и родственников…

— Шопенгауэр жил именно так, только без смартфона. Он осознанно выбирал одиночество. Таким людям с собой интереснее. Если это их самих никак не тревожит, значит, не надо вмешиваться. Когда к ним в дверь тревожно стучатся обеспокоенные друзья и родственники, которые хотят навязать им свое общение, — это проблема границ этих родственников и друзей. Быть ли одному — личный выбор каждого. Бежать и за ухо вести ближнего социализироваться, в общество — глупо. Есть люди-интроверты и мизантропы, которые просто живут в своем замкнутом мире. Это их зона комфорта.

— Людей, которые не мыслят себя без смартфона в руке, называют киборгами. Как это вам?

— Если мы используем смартфоны для улучшения собственной жизни и комфорта, то, как нас ни назови, мы это делать не перестанем. Другое дело — реально зависимое поведение, расщепление личности, создание своего «второго я», эмоциональная привязанность к неодушевленному предмету, изменение сознания, путанность мыслей. То есть ситуация, когда объект зависимости руководит вашим поведением, и вы не можете ничего делать, пока не достанете то, что вам надо. Когда человек забывает обо всем, потому что единственной его потребностью становится желание вернуть спасительный гаджет.

— Значит, надо, отдавая смартфонам должное, учиться жить без них?

— В любом случае связь с реальностью терять не стоит. Надо сохранять осознанность, иногда делать стоп-кадр и спрашивать себя: «Чем я сейчас занимаюсь?» Чтобы ваше времяпровождение не было интуитивным пролистыванием страниц по диагонали, бессмысленным открыванием приложений и фотографий. Люди удивляются, когда узнают, сколько на самом деле времени они проводят со своим смартфоном. На самом деле все это зачастую выливается в неосознанные часы жизни — то, что мы пропускаем мимо, теряем, соря собственным временем — единственным нашим невосполнимым ресурсом.

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске