А поконкретней?
ПРОСТО ХИХИКС
2017-11-19-04-51-18
ХОРОШИЕ НОВОСТИ
Только хорошие новости: новая детская поликлиника, выставка советских елочных игрушек и ирбисы в Саянах

Зимой на деревьях листочков нет, но зато те кустарники, что рядом с детскими площадками, обычно щедро усыпаны потерявшимися варежками. В детстве родители благоразумно привязывали их нам на резинку, и ребенок точно знал, что не потеряет ни левую, ни правую. А значит, и в семейном бюджете не будет новой статьи расходов. Но я, как выяснилось, не такая предусмотрительная мама, и резинку я пришить никак не могу. И поэтому чадо за только-только успевшую начаться зиму теряет рукавичку уже из второго комплекта. Первая исчезает внезапно и не возвращается, дома грустно и одиноко лежит ее розовая подруга из пары. А спустя несколько дней пропадает другая единица – серая, меховая, непромокающая.  Ищем ее всей семьей, и не находим. Но вот через несколько дней она аккуратно висит на веточке дерева, которое растет по нашему маршруту. Конечно же, я ее снимаю, благодарю этого неравнодушного человека, позаботившегося о пропаже, прихожу домой и ищу ту самую нетерявшуюся. А ее нет решительно нигде. Уже не выбросила ли я ее в порыве отчаяния, думаю я. Не должна была, хотя... кто меня знает, на всякое способна. Такие вот дела, друзья. Улыбнула вас? А теперь  –  к хорошим новостям?

Прецедент Полански: грань между «человеком» и «художником» становится совсем смутной

Мишель Геррен, inopressa.ru   
18.11.2019

"Дебаты вокруг фильма Романа Полански, которого обвиняют в сексуальном насилии 6 женщин, показывают, что в контексте пост-#metoo традиционное различие между художественным произведением и его создателем становится все более уязвимым", - пишет главный редактор газеты Le Monde Мишель Геррен.

alt

"Итак, стоит ли посмотреть фильм "Офицер и шпион" (в оригинале - J accuse, "Я обвиняю") Романа Полански? В общем, такой вопрос задают друзья, чтобы узнать, хорош ли фильм. В данном же случае нужно выяснить, "нравственно" ли это. Потому что его автора на протяжении сорока лет обвиняли в сексуальном насилии шесть женщин. Последняя из них - бывший фотограф Валентин Монье, которая рассказала изданию Le Parisien за пять дней до выхода фильма о том, что Полански избил и изнасиловал ее в 1975 году, когда ей было 18, а ему 45, в его швейцарском шале - что режиссер отрицает. Случилось это за два года до того, как он дал наркотики, изнасиловал и растлил 13-летнюю калифорнийку Саманту Геймер", - говорится в статье.

"Смотреть фильм или нет - значит понять, стоит ли делать различие между человеком и художником, как это принято говорить. (...) Во Франции, царстве творческой свободы, произведение имеет свою ауру, которая делает его отдельным объектом, при условии, конечно, что оно разрешенное, как в случае с фильмом Полански. Другими словами, если режиссер вступил на общественное пространство, то каждый сам решает, как ему поступить с его произведением", - считает автор статьи.

"Но в контексте пост-#metoo, а также свидетельств актрисы Адель Хенель и рассказа Валентин Монье, барьер между человеком и художником стал разрушаться", - указывает журналист.

"(...) Давление на Полански усилилось с выходом фильма, предпоказ которого прошел, мягко говоря, хаотично. 40 феминисток 12 ноября сумели сорвать премьеру в кинотеатре Le Champo в Париже. Они кричали: "Полански насильник, кинотеатры виновны, публика сообщник". Испытывать чувство вины должны все, имеющие отношение к фильму - продюсеры, зрители, актеры. Общественность тоже. Активистка-феминистка Хлоя Мадеста заявила, что "покупка билета на "Я обвиняю" - это поступок, который следует считать преступным". В социальных сетях появился хэштег #boycottpolanski. (...) Государственный секретарь по вопросам равенства между женщинами и мужчинами Марлен Скьяппа сказала, что она не пойдет смотреть этот фильм", - говорится в статье.

"(...) Вопрос о человеке и художнике становится все более уязвимым из-за темы фильма - речь идет о деле Дрейфуса. Валентин Монье нарушила сорокалетнее молчание из-за предмета и уже из-за одного названия фильма - J?accuse. Аналогия напрашивается сама, а она не в состоянии ее переварить. Кто обвиняет? Золя или Полански?" - рассуждает автор публикации.

"(...) Полански допустил ошибку, которая вызвала много вопросов. В пресс-релизе фильма в Венеции, который был написан под его контролем, он приводит свои ответы на вопросы Паскаля Брюкнера, в том числе этот: "Как вы, еврей, преследуемый во время войны, режиссер, преследуемый сталинистами в Польше, будете выживать при сегодняшнем неофеминистском маккартизме?" Его ответ: "Работа, создание такого фильма, как этот, мне очень помогает, я иногда нахожу в нем такие моменты, которые я сам пережил, обретаю такую же решимость отрицать факты, когда меня осуждают за то, чего я не делал".

"Затем в пресс-релизах к выходу фильма во Франции и в различных интервью Полански начал постепенно подправлять линию поведения. Но зло уже свершилось. Многие обвинили его в том, что он надел на себя костюм Дрейфуса, чтобы ответить на обвинения в изнасиловании", - пишет Геррен.

"(...) Теперь последнее слово остается за публикой. В первый день проката в кинотеатрах 13 ноября фильм "Офицер и шпион" показал очень хорошие результаты. 55 тыс. билетов и 545 экранов. Ни один другой фильм не давал таких показателей. Это лучший результат режиссера со времен "Пиратов" в 1986 году. Это лучше, чем "Пианист". Безусловно, значение имеет сила затронутой темы. Безусловно и то, что публика не считает Полански святым, но ей не нравится, когда ей диктуют, что нужно делать и думать. И это хорошая новость", - резюмирует Мишель Геррен.

Перевод Inopressa.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске