А поконкретней?
ПРОСТО ХИХИКС
2017-11-19-04-51-18
ХОРОШИЕ НОВОСТИ
Только хорошие новости: вперёд на родину Распутина, на лыжах за мотоциклом со скоростью света и такой нужный диализ

Помните невинные детские радости? Сломать корочку льда в замёрзшей луже, слизать шарик мороженого, откусить корочку свежего хлеба по дороге из магазина домой, поделиться колбасой с соседским псом, увидеть радугу и не пойти в школу. А ещё гулять по лесу, пить какао в кафе с родителями или получить до дня рождения заветную игрушку. Какое счастье накрывало в эти моменты, казалось, больше и мечтать не о чем. А сейчас?

Друзья говорят, что больше всего обрадовались бы, пожалуй, повышению зарплаты, неподтвердившемуся диагнозу или возможности взять дополнительный отпуск. Такая вот она, взрослая жизнь. А как дети рвутся поскорее стать нами — самостоятельно принимать решения, тратить деньги и никого не слушать. Я бы хотела наоборот — снова стать маленькой и просто радоваться каждому дню, не погружаясь во всю эту рутину. И вот сегодня я увидела те самые лужи с ледяной корочкой. Целые, ещё никем не треснутые. Ботинки нажали на лёд, раздался заветный хруст, а на моём лице невольно засверкала улыбка. Как здоровски-то! А потом в магазин, за мороженым и за свежим хлебом… за теми радостями, которые запросто могут раскрасить даже самый мрачный день. И наши добрые новости, конечно.

Валерий Дьячков: музыка не для «Клинча»

Игорь Алексич, секретный агент   
25.08.2018

Иркутский бар-ресторан «Клинч» - не то место, куда приходят потанцевать

Иркутский бар-ресторан «Клинч» - не то место, куда приходят потанцевать. Здесь назначают деловые встречи, приходят на бизнес-ланч, семейный ужин или просто скоротать вечерок за досужими разговорами с другими завсегдатаями. И музыка из колонок льется соответствующая: не навязчивая и не мешающая задушевным беседам. А когда посетителей немного, бармены и официанты слушают что-нибудь по своему вкусу. Ведь хозяин заведения, Валерий Дьячков, не считает нужным навязывать им свои предпочтения: дескать, пусть лучше крутят любую попсу, но при этом у них будут довольные лица, а работа спорится в руках. А о том, какую музыку слушает он сам, узнавал наш секретный агент.

1.

Ты знаешь, очень часто хорошая музыка ассоциируется у меня с вполне определенными хорошими людьми. Вот буквально на прошлой неделе увидел из окна машины своего знакомого, известного иркутского антиквара Александра Снарского. Увидел, и вспомнил, как мы с ним вместе работали лет 12-15 назад – а он тогда постоянно слушал оперы «Борис Годунов» и «Хованщина». И что ты думаешь? Я приехал домой и скачал из Сети эти оперы. Включил – и мураши по спине!

2.

Очень много любимой музыки ассоциируется у меня с моими дядей и тетей. В детстве я почти все летние каникулы проводил в Шелехове, у бабушки – там же жили и они. Молодые – им только-только перевалило за двадцать – и очень веселые ребята. Дома постоянно были гости, и гремела музыка – с тех пор я очень люблю песню Аллы Пугачевой «Арлекино». Когда слышу ее, постоянно вспоминаю, как тырил из морозилки мороженое и передавал его в окошко своим друзьям. А дома в это время шла очередная вечеринка, в которой это мороженое должно было сыграть роль десерта. И под занавес у нас с теткой состоялся примечательный диалог:

- Нас здесь 21 человек, - говорила тетя

- Угу, - отвечал я ей

- Мороженое я покупала с запасом – 23 штуки

- Угу

- Так почему я сейчас вижу в морозилке всего 10???

- …

 

Помню, у дяди с тетей даже была кассета с «неофициальными» песнями «Карнавала» - из тех, которые нельзя было услышать ни на одном «виниле»

3.

Они вообще оказали огромное влияние на формирование моих музыкальных пристрастий. Частенько вечерами брали меня на танцплощадку, там складывали мне под голову верхнюю одежду, и я дремал, наслаждаясь хорошей музыкой. Они же привили мне любовь к творчеству Александра Барыкина и группы «Карнавал». Помню, у дяди с тетей даже была кассета с «неофициальными» песнями «Карнавала» - из тех, которые нельзя было услышать ни на одном «виниле». Видимо, кто-то записал их на одном из «домашних» концертов группы, который она давала только для «своих».

4.

Еще у дяди был друг Паша. Он служил на подводной лодке и, когда приезжал на побывку, постоянно привозил кучу свежей зарубежной музыки – а она, надо сказать, была в те времена в большом дефиците. Когда я спрашивал его, откуда все это богатство, он хитро улыбался и говорил: «Ну, я же радист». Сейчас я понимаю, что Паша, сидя в наушниках в своей радиорубке, «мониторил» эфир не только по службе, но и в личных целях, записывая для себя «вражеские голоса». Именно он и познакомил меня с моей самой-самой любимой песней – «Paranoid» от группы «Black Sabbath». И до сих пор, три десятка лет спустя, она не покидает моего плей-листа, я слушаю ее чуть ли не каждый день.

5.

А в седьмом классе я несколько месяцев ежедневно слушал пластинку «Танго Оскара Строка». Садился на диван и включал ее потихонечку, чтобы, не дай Бог, не услышали соседские пацаны – узнай они, что я кайфую от какого-то стародавнего, довоенного еще танго, меня бы непременно подняли на смех. Правильные пацаны ведь тогда должны были слушать совсем другую музыку: «Boney M», «Eruption», «итальянцев» или, на худой конец, «Веселых ребят». А у нас знакомые, уехавшие из города, как на грех, оставили проигрыватель и целую кипу пластинок. Вот я их и дегустировал одну за другой, пока не наткнулся на этого Оскара Строка. Впрочем, на самом деле, тогда его музыка тоже была очень востребована – в кинематографе. «Ах, эти черные глаза» и «Скажи, почему?» звучали во многих фильмах про войну, снимавшихся в 70-е годы.

6.

Впрочем, сам я предпочитал другое кино – устремленную в космос фантастику. Одним из самых любимых фильмов моего детства был «Большое космическое путешествие». Очень нравилась мне и музыка из него – она до сих пор ассоциируется у меня с этим возрастом беспричинного счастья и беззаботности. А когда лет десять назад мне в руки попал CD-диск с лучшей музыкой из советских кинофильмов, песня «Я заметила однажды» проникла и в мою семью. Ее очень полюбила моя жена, а старшая дочка на ней просто помешалась: она просила включить ее по два-три раза за вечер!

7.

Но больше всего меня потрясла совсем другая «музыка с экрана». Это было в 1987 году, во время учебы в мединституте. Мой приятель, заядлый битломан Димка Бардымов во время очередного похода в вуидеосалон – на «Терминатора», что ли? – дознался у его хозяина, что у в его видеотеке имеется и кассета со «Стеной» («The Wall») «Pink Floyd». И со временем он-таки уговорил «кинщика» показать ее. Вот только, чтобы он остался при своих, нам пришлось собраться вдесятером и заплатить за этот видеосеанс по трешке вместо стандартного рубля. Но оно того стоило! Я пережил мощнейший культурный шок и следующие пару-тройку дней ходил сам не свой. А Димка снисходительно похлопывал меня по плечу: мол, не переживай, пройдет… Прошло, да не совсем – «Стену» я до сих пересматриваю по несколько раз в году.

8.

Хотя творчество «Boney M» в целом и оставило меня равнодушным, я до сих пор улыбаюсь, слыша их «Rasputin». Вспоминаю, как мы отплясывали под нее с одноклассниками как-то в ночь под Новый год. Тогда у одного из них, как тогда говорили, «освободилась хата», мы набрали морсика … ну, ты понимаешь! – и устроили дискотеку. И только для начала раз пять подряд зарядили эту заводную песенку. В общем, той ночью я наскакался так, что еле ноги до кровати дотащил!

9.

Еще в моей жизни были два дня, которые я тоже помню до сих пор. Тогда мы с родней поехали отдыхать на турбазу «Чайка». На дворе стояло лето, нам еще не было и тридцати – в общем, мы колбасились вовсю! И ночью, когда я спал, мой двоюродный брат Игорь … сбрил мне один ус. А надо сказать, усы я до той поры не брил ни разу – с тех пор, как на губе показался первый пушок. Так вот, на утро мне не оставалось ничего иного, как закончить начатое Игорем. Причем, самое интересное – я на него даже не обиделся. Потому что, посмотрев в зеркало, понял – так даже лучше, и решил расстаться с этим украшением навсегда! И все это безобразие происходило под песню Шуфутинского «Пальма де Майорка».

10.

А под песню Сюткина «Я то, что надо!» я провел целых три года. Тогда, с 1993 по 1996 я работал детским стоматологом в Шелеховской городской больнице, но жил при этом в Иркутске, так что, мне приходилось каждый день мотаться туда и обратно. По пути на работу в машине играла одна сторона кассеты «Браво», а когда мы ехали обратно – вторая. Мы – это я и мой приятель и коллега, врач-венеролог Саня Хазиахметов. В Иркутске он жил неподалеку от меня, и я постоянно прихватывал его с собой. Надо отдать должное ангельскому долготерпению этого человека: три года изо дня в день слушать одну и ту же кассету сможет далеко не каждый. А он в ответ на мои безапелляционные утверждения, что круче «Браво» ничего не бывает, только кротко вопрошал: «А как же Наутилус?» или не менее кротко замечал, что некоторые еще и Эроса Рамазотти слушают. И ведь мог бы себе позволить кататься на такси – венеролог же! Но нам всегда было о чем поговорить, а Сюткин – это далеко не самое худшее, что может приключиться с человеком. Правда, я его с тех пор больше не слушаю – ну, сколько можно-то?

 

Сюткин – это далеко не самое худшее, что может приключиться с человеком. Правда, я его с тех пор больше не слушаю – ну, сколько можно-то?

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске