А поконкретней?
ПРОСТО ХИХИКС
2017-11-19-04-51-18
ХОРОШИЕ НОВОСТИ
Только хорошие новости: ночь с детьми в лодке, спасение углозуба и новые рейсы

Бывают такие дни, когда сваливаются все бытовые напасти. То стиральная машинка выходит из строя, то на даче падает забор, то рвутся любимые джинсы, то грибной жульен получается невкусным. Это, конечно, такие мелочи, но когда они происходят почти одновременно, то немало выводят из равновесия или просто расстраивают. И вот ходишь и думаешь: придется теперь всю зарплату выложить на починку и покупку нового. Но проходит час, другой, к тебе подбегает, потом запрыгивает на руки любимый ребенок, и понимаешь, что все это пустое. А настоящее – оно вот здесь, сейчас – в воспоминаниях о вчерашней встрече с подругой, в игривом смехе малыша и в теплом ягодном чае, налитом мамой. И ты отпускаешь ситуацию. А чтобы закрепить результат, отпрашиваешься с работы и отправляешься на природу, скажем, в Тункинскую долину, которая уж точно за пару дней должна вернуть состояние равновесия. А с вами бывает такое? Как справляетесь? Пока думаете, расскажем хорошие новости из нашего города.

Павел Матвеев: музыка специального назначения

Игорь Алексич, секретный агент   
20.10.2018

Наш секретный агент выяснил, какая музыка по душе руководителю Иркутской областной общественной организации ветеранов разведки и спецназа Павлу Матвееву.

На следующей неделе бойцы и ветераны спецназа отмечают свой праздник – День подразделений специального назначения. А какой же праздник без песен? Наш секретный агент выяснил, какая музыка по душе руководителю Иркутской областной общественной организации ветеранов разведки и спецназа Павлу Матвееву.

1.

Мой отец был военным (сейчас уже на пенсии) и часто пел песню военных лет «Темная ночь». Мне она ужасно нравилась, как нравился и весь военный образ жизни. К примеру, в то время, как другие мальчишки мечтали о кроссовках, мне вершиной мечтаний казались кирзовые сапоги. Помню, когда у меня заболел зуб, и я боялся идти к стоматологу, родители пообещали мне, что: я без слез иду к зубному, а они за это дарят мне «кирзачи». И ты знаешь, это замечательно сработало: я мужественно терпел все эти неприятные манипуляции стоматолога. Правда, сейчас уже не могу вспомнить, как выполнили родители свою часть договора: очень сильно сомневаюсь, что советская промышленность выпускала кирзовые сапоги столь маленького размера и, скорее всего, я получил в подарок ботинки. А когда у меня появились свои дети, «Темная ночь» стала их первой колыбельной.

 

2.

А моя мама всю жизнь проработала – и до сих пор работает! – в Иркутском аэропорту и за весь период работы, в ее трудовой книжке, до сих пор всего одна запись. Поэтому меня каждый год отправляли в ведомственный пионерлагерь «Авиатор», расположенный недалеко от Баклашей. Но моя непоседливая натура не позволяла высидеть там всю смену: хотелось свободы от бесконечных построений и сончасов. Меня тянуло домой, в мкр. Первомайский, где я был предоставлен самому себе, носился по стройкам и гаражам, бегал и качался на «тарзанках» в сосновой роще (там, где сейчас находится ЖК «Березовая роща»). В общем, как правило, через пару недель за мной приезжал отец и забирал меня домой. Мы шли с ним через лес до трассы, где можно было сесть на автобус, и пели песню «Солдаты в путь».

3.

До 12 лет я занимался то самбо, то у-шу, а потом в Иркутске появилась первая школа каратэ – Школа Романова. Там у нас сложился крепкий и дружный коллектив: мы вместе тренировались, сдавали нормативы на очередные пояса, ездили на соревнования. А еще воспитанники, как в армии, поочередно заступали на суточные дежурства по Школе: старшие инструктора выполняли обязанности дежурных, а мы были дневальными. И вечерами, когда занятия заканчивались, мы запирали двери и включали магнитофон. Чаще всего играли кассеты с песнями Виктора Цоя и группы «Кино»: «Пачка сигарет», «Кукушка», «Белый снег, серый лед». Иногда компанию нам составляли друзья, свободные от дежурства: так складывалась наша «могучая кучка». Хоть судьба и разбросала нас по разным городам, но мы дружим и сегодня. Один простой факт: за всю свою жизнь я 13 раз был свидетелем на свадьбе, и 10 раз из них – у своих друзей по Школе Романова.

4.

В Школе Романова мы не только учились каратэ, но и культурно проводили досуг: там регулярно шли дискотеки для воспитанников и инструкторов. Сначала я помогал в их проведении, а потом и сам стал диджеем. А в 1996 году, когда мне уже было семнадцать, мы с друзьями покинули Школу Романова. Антон Васильевич тогда окунулся в политику и стал меняться буквально на глазах: в частности, начал некорректно вести себя с воспитанниками. В городе в то время были две основных дискотеки: «Орбита», где в основном крутили «техно», и «Фихтельберг», специализирующийся на «рейве». В актовом зале Дома детского творчества на Плотине ГЭС я создал третью: Дискотека «Вселенная», где звучали «Ace of Base», «2 Unlimited», «Melodie MC» и тому подобная музыка. Эту дискотеку я, выходец из пролетарской, по сути, семьи, организовал, что называется, на пустом месте. Естественно, неоценимой оказалась помощь друзей по спорту: кто-то дал магнитофон, кто-то – микрофон, кто-то помог мастерить светомузыку, кто-то участвовал в охране зала. Довольно быстро мы раскрутились и стали популярны. Появились и спонсоры, которые обеспечили «Вселенную» современным итальянским оборудованием. А хорошие знакомые из студии звукозаписи «ПИК-аудио» постоянно помогали со свежей музыкой: их стараниями самые горячие новинки «крутились» у нас еще до того, как поступали в продажу. Тогда я зарабатывал очень неплохие деньги и был гораздо состоятельнее большинства своих однокашников по геолого-разведочному техникуму. Соответственно, я стал там весьма популярной личностью, с которой хотели дружить и парни, и девчонки. Но, с другой стороны, начались и проблемы с криминалитетом, который регулярно пытался загнать нас «под крышу». Были и разборки, и ожесточенные драки, всякое. Для 18 летнего юноши это был богатый жизненный опыт. Хочу добавить, что «Вселенная» дала мне то, чему многие учатся в армии или других суровых коллективах: искусству разбираться в людях и понимать, кто чего стоит, и с кем можно идти в разведку.

5.

Так получилось, что моя служба в 24-й бригаде спецназа оказалась неразрывно связана с песнями группы «Руки вверх» и Dj Groove. Когда я в первый раз зашел в свою казарму, из магнитофона звучала «Счастье есть! Его не может не быть» – эта вещь до сих пор ассоциируется у меня со «слонячкой» (так у нас назывался период первого года службы). А в первый же день нас, 12 новобранцев, прибывших в бригаду из Приангарья, построили и задали один простой вопрос: спортсмены есть? И хотя все мы имели немалый опыт занятий единоборствами, из строя вышел я один. И наши пути тут же разошлись: моих попутчиков ожидали швабра с метлой, а меня – бесконечные спарринги (как официальные, так и не очень), в ходе которых я довольно быстро понял, что каратэ тут «не катит» и можно смело забывать про свой зеленый пояс. Так я начал учиться настоящему прикладному бою. Эти уроки оказались весьма кстати, когда очередной призыв ушел на дембель и в бригаде начался передел «казарменной власти». Пиковым его моментом стала массовая драка в небольшой «бытовке»: с одной стороны было семеро бойцов, отслуживших по 5 месяцев (в том числе и я), а с другой – шестнадцать тех, кто оттянул полтора. В ходе этого побоища у меня оказалась в двух местах сломана челюсть, но самое главное – мы победили! Мой неофициальный казарменный статус резко пошел вверх, служба постепенно двигалась в сторону демобилизации, но, когда до «гражданки» оставалось всего три месяца, я получил письмо от своей девушки. Точнее, уже от бывшей девушки – она написала, что между нами все кончено. А незадолго до этого письма в свет вышли песня и клип «Руки вверх» «Крошка моя» - все как про меня!

6.

Конечно, служба ассоциируется у меня не только с группой «Руки вверх». В казарме постоянно звучали и армейские песни, исполняемые под гитару. Сначала – слюнявые, на тему «не дождалась», а потом и такие, как десантная «Синева» и ей подобные. Ты знаешь, на гражданке я немного стеснялся публично петь под гитару, а в армии, где не было взыскательных критиков, неожиданно раскрылся. И, говорят, получалось весьма неплохо: еще немного позаниматься с голосом, и можно выходить на сцену.

7.

Вернувшись из армии, я начал тренировать молодежь, применяя, как основу, спецназовский опыт преподавания. С самого начала программа тренировок включала в себя 11 дисциплин, среди которых был не только рукопашный бой, но и высотная подготовка, основы выживания, тактика, психологическая подготовка и многое другое. Все это стало для моих воспитанников залогом успеха: не только в спорте, но и в повседневной жизни, так как каждый из них всегда готов к преодолению любой внештатной ситуации. Ежегодно через мои руки проходило по 150-200 человек, подавляющее большинство из которых попадало служить в спецназ, разведку, ВДВ, морскую пехоту. Словом, с каждым годом нас становилось все больше, и в 2007 году мы созрели для того, чтобы создать свою организацию – ветеранов разведки и спецназа. Это произошло 5 ноября 2007 года, во время подготовленного нами концерта, посвященного Дню разведки. На этот праздник пришло очень много народа – и ветеранов, и тех кто продолжал служить в специальных подразделениях. И когда со сцены прозвучало предложение о создании нашей общественной организации, его безоговорочно поддержали все собравшиеся… На «Ура» прошел и сам концерт, на котором, кстати, звучало много русских народных и казачьих песен. Одна из них – «Не для меня».

8.

Подобные песни пользуются огромной популярностью и в моей семье. В 2003-м у меня родилась первая дочь, Арианна, а через год – Диана. Как я уже говорил, их первыми колыбельными стали «Темная ночь», «Серые шинели» и другие песни времени Великой Отечественной войны. Потом в ход пошли такие детские песенки как «Два веселых гуся» или «Учат в школе». А с 2007 года у нашей организации завязались тесные дружеские отношения с Театром народной драмы – их песни постоянно стали звучать и у меня дома. И сейчас, когда мы куда-то едем с семьей, в машине хором поем «Рукава», «Моя Родина Сибирь» и другие замечательные вещи, услышанные нами в исполнении коллектива Михаила Георгиевича Корнева.

 

9.

Песня Олега Газманова «Офицеры» заставляет задуматься о многом: о доле настоящего мужчины и защитника, о мужестве и чести. Особенно четко я начал понимать это, когда наша организация стала разрастаться и я познакомился с ребятами из «Витязя», «Вымпела» и других спецподразделений. Это настоящие люди-легенды, хотя их имена сегодня и неизвестны широкой публике – и не факт, что она их вообще когда-нибудь узнает. Кто-то из них освобождал Беслан, кто-то штурмовал «Норд-Ост», и все они – настоящие офицеры и Люди с большой буквы.

10.

В 2014 году в нашей организации был утвержден флаг организации, а в 2017-м мы созрели и для гимна. За дело взялись двое наших парней, пишущих стихи: Сергей Васильев и Владимир Струков. Сначала каждый из них написал свой вариант, потом они вдвоем совместили их в один текст. Затем мы, актив организации, внесли свои правки, и с итоговым вариантом поехали к Михаилу Георгиевичу Корневу – посоветоваться, что с этим можно сделать. Слова гимна ему очень понравились, и он взял их в работу. А на наш десятилетний юбилей мы получили от Театра народной драмы замечательный подарок – Гимн, положенный на музыку. Получилось настолько замечательно, что с первых же строк артистам стал подпевать чуть ли не весь зал, где проходил наш праздничный концерт!

Еще примечательные публикации о примечательных иркутянах

Полезное: навигатор и советчик по турпоездкам

Навигатор по другим темам: АвтомобилиГаджетыСексЗверьеАзартные игрыПрогрессЧто слушают известные иркутяне? Приколы

Для дела — туризм как бизнес: на БайкалеВыездной туризм Объявления (недорого на уйму сайтов)

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске